Перспективы шестого: к 2030 году ожидается появление прототипов истребителей на замену Т-50 и F-22

Деление боевых самолетов на поколения — достаточно условно 3 Март 2016, 11:13
Деление боевых самолетов на поколения — достаточно условно. При создании истребителей следующего поколения, как правило, происходит наращивание уже существующих боевых возможностей и появляется ряд новых качеств, являющихся принципиальными отличиями нового поколения. Однако пока нет полной определенности, в том, чем истребители шестого поколения будут отличаться от уже эксплуатируемых и пока только испытываемых боевых машин поколения «номер пять».

В 2016 году Пентагон планирует начать бюджетное финансирование программы разработки истребителя шестого поколения X-plane, который придет на смену F‑22 и F‑35 примерно к 2030 году. Программы разработки истребителей шестого поколения в ВВС США получили обозначение F-X, в ВМС США — F/A-XX. Начальный этап создания истребителя будет вестись в рамках программы, получившей обозначение «авиакосмической инновационной инициативы» — AII (Aerospace Innovation Initiative), которая должна гарантировать превосходство ВВС США в воздухе после 2030 года, несмотря на разработку боевых самолетов пятого поколения Россией и Китаем.

Примерно к 2018 году в США планируется завершить отработку ключевых технологий для создания общих систем самолета, вооружения, авионики, двигателя и компонентов. Затем до 2030 года должны быть созданы прототипы истребителей шестого поколения.

В программе X-plane решено не повторять негативный опыт проекта F‑35 и не создавать один истребитель сразу для ВВС, ВМС и Корпуса морской пехоты (КМП). Эта причина среди прочих привела к задержке серийного производства F‑35 на восемь лет, а стоимость разработки выросла на 65% от ранее запланированной. Корпорация RAND сравнила четыре последних совместных программы (F‑35 для ВВС, ВМС и КМП; Т‑6А Texan II для ВВС и ВМС; E‑8 для ВВС и Армии; V‑22 Osprey для ВВС и КМП) и четыре программы в интересах одного вида вооруженных сил (C‑17 Globemaster III для ВВС; F/A‑18E/F Super Hornet для ВМС; F‑22 Raptor для ВВС; Т‑45 для ВМС). Исследования показали, что рост расходов при создании образцов авиационной техники в рамках совместных программ составил порядка 65%, а в интересах одного вида вооруженных сил — 24%.

Различные мнения

Естественно, задумываются о том, каким должен быть истребитель следующего поколения, и в России. Еще в августе 2013 года бывший главнокомандующий ВВС России, генерал армии Петр Дейнекин заявил: «В России началась разработка истребителя шестого поколения». По его словам, новый самолет будет беспилотным. Подробности перспективного проекта Дейнекин не раскрыл. При этом бывший главком ВВС отметил, что «прыгать через поколения у нас вряд ли получится», поэтому пока Россия занимается испытаниями истребителя пятого поколения Т‑50.

«Несмотря на то, что перспективные самолеты будут беспилотными, пилотируемая авиация еще будет жить долго», — считает заслуженный летчик-испытатель Российской Федерации, Герой России, шеф-пилот компании «Сухой» Сергей Богдан. По его мнению, истребитель шестого поколения появится не ранее чем через 15 лет. «Казалось бы, технологии развиваются достаточно быстро, но все равно от истребителя четвертого поколения до поколения пятого прошло 35 лет», пояснил свою оценку Богдан.

С ним согласен Андрей Чиж, специалист по авиационной документации компании Eagle Dynamics, занимающейся разработкой военных авиасимуляторов. «С окончанием холодной войны скорость смены поколений самолетов сильно замедлилась, — рассказывает Чиж. — Если в середине XX века смена поколения проходила за 10–15 лет, то четвертое поколение истребителей отслужило 30–40 лет. Пятое поколение, по некоторым прогнозам, прослужит более 50 лет. За это время технологии боевого искусственного интеллекта продвинутся далеко вперед, что позволит создавать беспилотные аппараты более эффективными, чем пилотируемые. Уже сегодня проходят испытания перспективных БПЛА, которые предназначены для разведывательно-ударных операций без участия человека. Их, с определенными оговорками, можно считать первыми ласточками нового поколения. Первые прототипы таких истребителей, вероятно, появятся в 2020–2030-х годах».

«Нас ждет увеличение интеллекта и функций беспилотных летательных аппаратов, наделение беспилотников полным набором функций, присущих пилотируемой авиации, — считает начальник 2-го центра Научного центра проблем военного строительства Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации, кандидат технических наук, капитан 1-го ранга Алексей Бытьев. — Это ведение воздушных и противовоздушных боев, задачи ПВО и ПРО, задачи несения стратегического оружия, в том числе и ядерного. Все это ждет нас в ближайшие 10 или 15 лет». Системам вооружений следующего поколения, в том числе и авиационным, был посвящен специальный доклад Бытьева на Международном военно-техническом форуме «Армия‑2015», прошедшем в июне 2015 года в подмосковной Кубинке. По мнению эксперта, широкое развитие получат миниатюрные дроны — беспилотные летательные аппараты (БПЛА), которые будут заниматься разведкой и даже обладать ударными функциями. «Боевые пилотируемые самолеты также будут совершенствоваться, и уже идут работы по созданию истребителей шестого поколения», — заявил Алексей Бытьев.

В конце октября 2015 года генеральный директор Российской самолетостроительной корпорации (РСК)«МиГ» Сергей Коротков выступил с лекцией-форсайтом о развитии боевых авиационных комплексов на 10-м Фестивале науки в МГУ.

Авиаконструктор рассказал о том, как современные военно-политические тенденции влияют на развитие авиационной техники и какие задачи способны выполнять отечественные авиастроительные предприятия в перспективе. «Сегодня основную роль в победе играет не численность, а эффективность тех комплексов, которые участвуют в концепции сетецентрической войны, — рассказал Коротков. — Мировое сообщество ушло от этапа «свободной охоты», когда самолет не всегда четко представлял координаты и оснащенность своей цели. Мы вступили в новую эру стратегии, сильно отличающейся от стратегии XX века. И сегодня технологическое превосходство авиационных комплексов является важнейшим критерием боеспособности воздушно-космических сил государства».

Перспективное оружие

 Эксперты отмечают, что при создании истребителя шестого поколения произойдет дальнейшее развитие основных возможностей машин пятого поколения:

• малозаметность за счет использования новых конструктивно-аэродинамических схем планера, использование новых радиопоглощающих материалов;

• достижение высокой боевой эффективности при всеракурсном поражении как воздушных, так и наземных/надводных целей гиперзвуковыми ракетами;

• дальнейшее развитие круговой информационной системы;
• расширение возможностей интеграции и взаимодействия в рамках единой информационно-командной системы.
Появятся на самолетах шестого поколения и ряд новых принципиальных качеств:

• оснащение системами вооружения направленной энергии;

• создание нового двигателя, обеспечивающего существенное увеличение тяги, сокращение расхода топлива и в перспективе выход на достижение гиперзвуковых скоростей;

• реализация концепции опционно-пилотируемого самолета или изготовление как в пилотируемом, так и в беспилотном вариантах.

В ноябре 2013 года исследовательская лаборатория ВВС США (Air Force Research Laboratory, AFRL) выпустила запрос о предоставлении информации для создания лазерного оружия для истребителей шестого поколения в 2030-х годах. ВВС США проявляют интерес к разработке трех категорий лазеров: малой мощности для подсвета, сопровождения и целеуказания наземных целей; средней мощности для подавления оптико-электронных систем самолетов и инфракрасных головок самонаведения управляемых ракет; большой мощности для поражения ракет противника после их пуска летательных аппаратов и наземных целей противника.

«Пока прогресс достигнут лишь в разработке лазеров малой мощности, — говорит руководитель направления Дирекции программ военной авиации ОАК Сергей Моисеев. — Среди разработок лазеров средней мощности, являющихся основой комплексов оборонительного лазерного вооружения, следует отметить систему защиты больших самолетов от переносных зенитных ракетных комплексов с инфракрасными головками самонаведения компании Northrop Grumman AN/AAQ‑24(V) LAIRCM (Large Aircraft Infrared Countermeasure), которыми оснащены военно-транспортные самолеты типа С‑5, С‑17, С‑130, Е‑3А, а также тяжелые вертолеты. Большинство разработок лазеров высокой мощности до сих пор не могут обеспечить требуемые характеристики по мощности, имеют большой вес и габариты. Они могут быть размещены только на больших самолетах, кораблях, большегрузных тягачах». Примером может служить химический лазер мегаваттного класса YAL‑1A, устанавливавшийся на самолете Boeing 747. Еще одна лазерная система — LaWS (Laser Weapon System), разрабатываемая с 2007 года компанией Raytheon в интересах ВМС США. Она создана на основе волоконного твердотельного лазера мощностью более 30 киловатт. Прототип LaWS был установлен и продемонстрирован на борту большого десантного корабля Ponce (LPD‑15). В 2014 году были достигнуты положительные результаты по поражению элементов конструкции и оборудования легких катеров и уничтожению малых беспилотных летательных аппаратов на дальности до 2 000 м. В перспективе планируется создание лазера мощностью в несколько сотен киловатт, который может быть установлен на истребителях и будет способен поражать пилотируемые самолеты и крылатые ракеты.

Компания Lockheed Martin на базе созданного в интересах армии США лазера мощностью 30 киловатт по программе ATHENA планирует разработать и интегрировать на истребителях F‑35 модульный волоконно-оптический лазер мощностью 60–120 киловатт. Прототип установки может быть создан к 2021 году. General Atomics также планирует разместить 150-киловаттный лазер, разработанный по программе HELLADS, на своем беспилотнике Avenger.

Джейсон Эллис (Jason D. Ellis) из Центра новой американской безопасности (Center for a New American Security) сообщил результаты опроса американских специалистов в оборонной сфере, проведенного в 2014 году и посвященного перспективам использования боевых лазерных систем большой мощности: лишь 20% оценивают реальность ввода в строй систем лазерного оружия в ближайшие 6–10 лет, 30% — до 20 лет, почти 50% отодвигают эти временные рамки за 20-летнюю перспективу!

Адаптивные двигатели

Многие эксперты отмечают, что создание гиперзвуковых истребителей шестого поколения преждевременно по причине больших технологических рисков и стоимости НИОКР, но такие технологии будут развиваться в области создания перспективных гиперзвуковых ракет.

ВВС и ВМС США придерживаются разных подходов к разработке истребителей шестого поколения, но имеют общую программу по разработке двигателей. В 2006 году General Electric и Rolls-Royce North America выиграли контракт AFRL на разработку прототипа двигателя нового поколения в рамках программы ADVENT (Adaptive Versatile Engine Technology — технология универсального адаптивного двигателя). Компания Pratt & Whitney участвовала в конкурсе, но проиграла, однако продолжила работу за счет собственных средств.

Перспективные двигатели будут иметь три контура. Важнейшим их компонентом станет адаптивный вентилятор, который будет регулировать проход воздуха через третий контур. Возможность изменения объема воздуха и степени двухконтурности позволит устанавливать для каждой точки диапазона высот и скоростей свое оптимальное значение и сократить расход топлива на 25%.

Опционно-пилотируемые

Многими специалистами подвергаются сомнению и концептуальные подходы компании Boeing по разработке истребителей шестого поколения. Фирма ведет разработку сразу двух вариантов летательного аппарата — пилотируемого и беспилотного.

Создание беспилотной версии потребует большого скачка в технологиях искусственного интеллекта. Однако динамика развития в этой области намного меньше ожиданий. Уже существующие беспилотные системы типа MQ‑1 Predator и MQ‑9 Reaper, способные поражать наземные цели, являются все-таки не полностью автономными, а дистанционно-пилотируемыми. Такой вид управления требует надежных систем телекоммуникации между БПЛА и пунктом управления. Для массового применения БПЛА необходимо значительное количество радиоканалов с большой пропускной способностью. Это может стать существенным фактором, сдерживающим массовое использование такого рода аппаратов. Дефицит радиоканалов впервые проявился при использовании БПЛА во время боевых действий в Югославии.

«Наиболее предпочтительным вариантом является опционно-пилотируемый самолет, способный выполнять полет как в пилотируемом, так и в беспилотном режимах, — считает Сергей Моисеев. — В беспилотном режиме он будет использоваться в операциях повышенного риска для сохранения жизни летчика и выполнения задач радиоэлектронного и огневого подавления средств ПВО, поражения наземных целей с достоверно известными координатами в глубине обороны противника, а также в отдаленной перспективе — поражения воздушных целей».